Театр
  • 12+

    Чайка

    Как много любви… Что может быть больнее и язвительнее, чем насмешка самой судьбы, чем ирония жизни – когда каждый влюблен не в того?..
    Магическое озеро притягивает всех, манит и не дает покоя. На его берегу разыгрываются драмы более страшные, чем на сцене. Каждый их живущих в усадьбе мечтает о счастье, но оно недостижимо для него. Лирические мелодии романсов, в которые врываются жесткие звуки ударных. Любовь, разбитая разочарованием, боль, которую невозможно забыть и успокоить.
    Юго-Запад поможет вам увидеть знакомую со школы историю другими глазами и узнать все о том, какая бывает любовь.

    "Он (Белякович - М. М.) затевает страстную борьбу со штампами, со стереотипами в трактовках злосчастной "Чайки" с чучелами и страданиями. Его спектакль - чувственное, динамичное, чрезвычайно живое шоу с прекрасными актерами… И главное - когда, зная все наперед, чуть не плачешь в ключевых сценах: заявленная игра становится жизнью, маски-шоу внезапно обретают лица, карикатуры - вочеловечиваются... А самое провальное место в "чайковских" постановках - явление Нины в последней сцене? Надрыва, кажется, не избежать. Избежали. "Чайка", созданная во имя Нины Заречной, состоялась"
    М. Мурзина "Чайка" без перьев", газета "Аргументы и факты", №46 (995), ноябрь 1999 г.

    "Чайка" была поставлена вслед за "Тремя сестрами", и, если в первом спектакле Белякович пытается выстроить философскую притчу, то во втором - сыграть поэму... Спектакль целостен, строен, гармоничен.

    Треплев (Александр Задохин) - герой того же ряда, что Гамлет, Ланцелот, Ромео из спектаклей Беляковича. Нина (Карина Дымонт), как характер, с самого начала заявлена не наивной девушкой, а незаурядной, решительной личностью, знающей себе цену... В спектакле нет традиционного чучела чайки. Как нет и финального выстрела. Костя падает мертвым под обломками своего театра. Погиб новатор, которого так и не признали"
    И. Глущенко "Чехов ставит Беляковича",газета "ДА", декабрь 1999 г.

    "Традиционная общая мелодия, обязательная в чеховских спектаклях, убрана: действие раздроблено на монологи. И соединено заново, в новой ритмике. Сначала с помощью тореадорской музыки Бизе, под которую Тригорину и Треплеву надо бы разыгрывать корриду, а не тосковать о горлышке бутылки при лунном свете. И потом - какой искрометный вахтанговский "просвет" между ролью и актером! Просвет, в который плещет смех и пышет злость: смех над предугадываемыми романтическими пассажами и злость на комплекс неполноценности у этих славных и хороших людей.

    Дерзкий, прикольный, вечно юный "Юго-Запад" всем ходом зрелища комментирует: тоска? паузы? неприкаянность? бессмысленность существования? Только не это!"
    Л. Аннинский "Юго-Западный прикол", газета "Версты", 4 декабря 1999 г.

    "...Нина-Дымонт становится центром спектакля, вокруг нее кипят страсти и разбиваются жизни... Случаются "Чайки" об Аркадиной, о Треплеве, обо всех сразу. Эта "Чайка" получилась о Нине Заречной"
    А. Никольская "Луч света в темном царстве сцены", газета "Культура", №47 (7207), 23-29 декабря 1999 г.

    "В тонкой и романтической трактовке Беляковича первое действие "Чайки" смотрится легко и непринужденно. Классическая музыка чередуется с современными мелодиями, под которые перед нами проходят все персонажи пьесы. Нина в исполнении Карины Дымонт, одетая в отличающееся от всех других костюмов длинное белое платье, грациозно скользит по сцене, напоминая прелестную птицу. Именно дарование и хрупкость этой девушки, ее мечта стать актрисой, нежная страсть к ней Треплева и ее собственное романтическое чувство к Тригорину придают основное очарование первому действию пьесы. Настроение второго действия уже гораздо более подавленное и мрачное, что происходит под влиянием рухнувших надежд Треплева и лишений, невзгод и отчаяния Нины"
    Марина Благонравова "Пьянящее воздействие Достоевского и Чехова", газета "The Moscow Tribune". (На англ. яз., перевод Г. Микулиной), №6 (1339), 28-30 января 2000 г.

Актуальных мероприятий нет